Мужчина-ребенок. Кому нужны такие отношения?

Так уж с давних-предавних пор повелось, что глава семьи, добытчик, кормилец - мужчина. Пошел на охоту, притащил мамонта и вся семья сыта и довольна. Мамонты давно вымерли, поесть можно купить и в ближайшем супермаркете, но, не изменяя традициям, предписанным нам предками, налеты на супермаркет, по прежнему, осуществляет мужчина. Он глава семьи, он добытчик. Да и женщине куда проще котлет накрутить, с ужасом вспоминая те времена, когда убитого мамонта нужно было разделать, снять шкуру, покромсать на кусочки и только потом что-то варить на очаге, прокоптившем крышу пещеры...
Да, человечество шагнуло вперед. Пещер нет - есть квартиры, очага, от которого дыму больше, чем огня, тоже нет - уже давно электрические или газовые плиты заменили первобытные предметы, вместо шкуры убитого мамонта - мягкая кровать с пуховой перинкой... Дожили...
Но, как-то так получилось, что, достигнув таких благ в бытовых вопросах, упростив процесс охоты на мамонтов, все чаще и чаще с разных углов планеты стали слышны новости, что вместе с мамонтами вымерли и настоящии мужики. Разумеется, не вымерли. Я отказываюсь в это верить. Фу, какая гадость. Не вымерли... Но... Мужчина уже давно не выступает в роли добытчика. Нет, не подумайте, что этот пост опять на злободневную тему "все мужики - ко...". Не все. Я верю в это. Этот пост будет о некоторых видах, так называемых, самцов, имеющих право, по половым признакам, именовать себя Мужчинами. Я хочу уделить внимание отдельному типу мужчин. Встречайте - Мужчина-ребенок.
***
Поговорим о мужской инфантильности, что это, как с этим жить, а главное - надо ли?
Каким бы не был 21-й век, но любой женщине хочется чувствовать себя слабой, защищенной, знать, что рядом надежное крепкое плечо, на которое можно опереться в случае чего. И это не всегда в материальном плане, мы уже давно научились сами себя обеспечивать. Просто нужно прийти к кому-то, пожаловаться на стерву-коллегу, понежиться на ручках, чтобы кто-то, хоть иногда, хоть раз в день, говорил заветную фразу: "я сам это решу! я сам это сделаю! мне это совсем не трудно!" А потом посадил на коленки, прижал, погладил, и все - дальше мы можем, убрав потеки от туши, идти горы двигать. Главное, что теперь мы знаем, с нами рядом тот, кто "все может/умеет/знает, самый сильный/умный, защитит, если что!" Нам НУЖНО это знать. Пусть мы сами все умеем, но чувствовать эту опору просто необходимо. Жизненно необходимо. Потому что, когда рядом тот, кто "все знает/умеет, самый сильный и умный" - мы становимся женщинами.
А что большинство женщин наблюдает сейчас? Нет, я не про тот грустный анекдот, в котором муж с температурой 36.7 "скорую" вызывает, но уже почти... Большой ребенок или так и не повзрослевший мужчина? Как отличить ребячливость в характере и нежелание казаться "слишком взрослым и серьезным" от избегания брать на себя ответственность, неспособности принимать самостоятельные решения и стремления быть "вечным ребенком"?
Почему так происходит, однозначно ответить сложно. Есть несколько факторов, наиболее способствующих развитию инфантильности у мужчин:
- женщины обрели независимость как в материальном, так и в социальном плане, стали равны с мужчинами, не воспринимая теперь противоположный пол как сильный.
- социально-экономический прогресс и повышение общего уровня жизни на сегодняшний день предоставляют рядовому потребителю массу соблазнов и удовольствий, в результате чего те же мужчины
увлекаются больше этими самыми удовольствиями и радостями жизни, нежели вопросами выживания и тотальной ответственности за семью.
Как понять, кто рядом с нами - взрослый мужчина, который дурачится, отдыхая после долгой и изнурительной охоты на мамонта, или ребенок, мысли которого заняты отнюдь не вопросами семьи и блогосостояния?
Существует несколько признаков инфантильности мужчины:
- тесная связь с родителями. это может быть как совместное проживание, так и постоянное обращение по пустякам или семейным вопросам. Отношения с родителями у такого типа мужчин, как правило, конфликтные. потому что оба понимают дискомфорт от сложившейся ситуации, но менять ее никому не удобно.
- Безответственность. Мужчина не принимает на себя ответственности за семью и во многих ситуациях ведет себя, как маленький ребенок. Основной его способ решения проблемы – избегание, уход от нее. Если проблем накапливается слишком много, от них он спасается при помощи алкоголя или других зависимостей, или сбегает в компанию друзей.
- Частая смена работы, либо нежелание или неумение заработать денег на обеспечение хотя бы себя. В том, что складывается такая ситуация, виноват кто угодно, кроме него: некие внешние «объективные» причины, работодатель, неожиданные болезни и т.д.
- Неумение адекватно обращаться с деньгами. Мужчина или чрезмерно, до смешного скуп, или свою месячную зарплату может потратить за один день.
И, кто упорно твердит, что это пройдет, к сожалению, ошибаются. Если мужчина, придя с работы, сразу хватает пульт телевизора или запускает компьютер, чтобы забыться в очередной игре, - он инфантилен и бежать от него подальше? Нет, не всегда. Возможно, что именно сегодня у него был тяжелый день и ему хочется хоть немного разгрузить свой мозг... А у них, у кормильцев и защитников забот побольше, чем у нас...
Но, если эта картина повторяется изо дня в день, семейный бюджет не растет, а к лежанию перед телевизором добавляется еще и нытье - "ой, у меня так животик болит...ой, спину ломит...", то у меня для вас плохие новости - это не лечится. Он не будет для вас защитником, потому что чувство жалости к себе перевешивает все остальные чувства. Если вы хотите стать не женой, но нянькой, если вам нужен тридцатилетний ребенок, то да, этот вариант для вас. Вы будете хлопотать на кухне, скорее всего, уставшая после работы, потому что зарплата вашего благоверного будет уходить на кредиты, его увлечения, вроде посиделок в хорошем баре с друзьями, и, может, на цветы для вас, раз в месяц, в день зарплаты.
Нужно вам это или нет - каждая женщина выбирает сама.

***

P.S
Надеюсь, я не зря здесь так много букв написала.

Сказки для взрослых.

Люди любят сказки. Взрослые люди. Не дети маленькие, понимаете, а большие дяди и тети. Все они любят сказки и с удовольствием в них верят. И на рассказывающего сказки смотрят как на божество.

***

Вам часто врут? А вы часто врете? Пусть по мелочам, пусть всего лишь несколько раз в день.
Вот вы только что себе соврали, что - нет, уж вы не такие, вы - не врете. Что это? Никак, самообман? Да. К сожалению, как только мы выросли, мы стали врать. Часто, много, почти всем. Но я сегодня хочу поговорить не о тех, кто врет, а о тех, кому врут. Кто слушает, верит, и радуется жизни, хотя и знает, что ему - врут. Может, и вовсе не нагло и не дерзко, может, очень даже краснея, но врут.
Это и есть самообман. К сожалению, мы хотим верить в то, что сами придумали, или в то, что нечаянным образом совпало с нашими иллюзиями и мечтами. Сколько бы раз не был прав говорящий, но, если из уст его льется то, что мы хотим услышать, пусть и будет это в тысячный раз неправдой, мы поверим. Понимаете? Поверим. Потому что так хотим. Потому что круче жить в плену собственных иллюзий, чем, откинув в сторону розовые очки, посмотреть в глаза окружающей реальности, цвет которой, почему-то, совсем не розовый.
Стандартные ситуации.

У нас День Рождения...)

Сегодня нам три года. Три года назад здесь появилась первая заметка. Когда-нибудь, когда я уйду с головой в реальную жизнь, у меня появятся дети, любимый мужчина, я зайду сюда, промотаю до самого первого поста, и все перечитаю, каждую строчку... Чтобы вспомнить.
Еще один год. Столько слов написано, столько эмоций здесь оставлено! Были моменты, когда несколько месяцев подряд ни одной новой строчки, когда дела, работа, личная жизнь... Но всегда есть, что написать. Жизнь никогда не была скучной.
В этом году я:
- Прекратила отношения с Димой;
- Повысила свои профессиональные навыки - освоила бухгалтерию, логистику, документооборот, управление персоналом и это далеко не все;
- Купила гитару. Да. Исполнила свою давнишнюю мечту. Учу новые аккорды. И теперь, когда я хочу хоть на мгновение уйти от суеты московской, беру в руки свой любимый музыкальный инструмент, и забываюсь под звуки металлических струн.
- Этот год был скучный в плане впечатлений. Всего одна поездка в Орел и одна поездка в Питер. Совсем мало. Мне мало. Острая нехватка новых впечатлений.
- И последнее. Наверное, самое главное, что может быть. Я изменилась. Изменилась в лучшую сторону. Наладила отношения с мамой, с братом. Научилась отпускать людей и научилась к ним не привязываться. Еще бы научиться уходить, когда нечего ждать, - и была бы абсолютная гармония. Но, пока силы воли не хватает.
Это все - за один год. И это далеко не все. Сейчас я почти достигла равновесия. Уже как-то не смотришь на мир сквозь призму розовых очков и знаешь, какие последствия могут быть у тех или иных поступков.
Иногда задаю себе вопрос - я этого всего хотела для себя несколько лет назад? Нет, не этого. Но, то что я имею сейчас, все же намного важнее.

Папе...

Папа, ты знаешь, а дочка твоя стала взрослой
Плачет ночами, а днем свои чувства в кулак.
Порою кажусь очень вредной и вовсе несносной,
Да лишь в этой жизни, увы, по-другому никак.

Знаешь, я также пишу. Перерыв перерывом,
Но жизнь продолжается, снова тянусь я к перу.
Ты видел наверно, кричала, что мочи надрывом
И честное слово, я думала тоже умру.

Но все хорошо, только время ни капли не лечит
Оно притупляет все чувства, пиши/не пиши.
Ты знаешь, но правда со временем чуточку легче,
Когда точно знаю - частица моей ты души.

Порой ты мне снишься и я просыпаюсь счастливой,
Пусть пару минут, но я рядом, в объятьях твоих.
Я стала такая, как мама, до боли плаксивой
Слезами омыт не один, мной написанный стих.

Ты знаешь, я плачу все также, тебя вспоминая,
Как блестели глаза от улыбки, немного слезясь.
Свои чувства в стихах я порой до гола обнажаю.
Очень больно, родные уходят вот так, не простясь.

Вот вам.

Он говорил, что ей построит дом
С крыльцом на солнце, с окнами на вьюгу,
В нем будут жить они одни, вдвоем,
И будут сотню лет нужны друг другу.
Он говорил, что ей посадит сад,
В котором яблок - как в долинах рая,
В нем будет зреть янтарный виноград,
Оттенок глаз её напоминая.
Он говорил: "Мы будем пить вино,
Смотреть на звезды лунными часами,
Топить камин и создавать тепло
В пространстве наших душ и между нами".
Он говорил: "Мы вырастим детей
Красивых, сильных, лучше нас с тобою.
Добудем счастье... Что нам семь морей,
Семь рек, семь гор, раз я за вас - горою".
Она кивала, думая о том,
Что ей, пожалуй, рая и не надо.
Пусть лишь в мечтах с окном на вьюгу дом.
Ведь главное, что он сегодня рядом...

Опять нарыла в интернете. Пусть он будет тут. Шикарный стих!!!

Я хочу быть последней женщиной
Окончательной,заключительной.
Не уболтанной,а обвенчанной,
Ясным светом твоей обители.

Добрым утром и тихой пристанью,
И сводящим с ума желанием.
Я хочу быть контрольным выстрелом
И последним твоим признанием.

Я хочу быть твоими крыльями,
Этим лёгким надёжным бременем.
Я хочу быть твоими былями
В рамках времени и безвременно.

Не умею я жить на меньшее.
Что ты смотришь в глаза так пристально?
Я хочу быть последней женщиной...
Я хочу быть твоей единственной...

Пятьдесят оттенков серого чтива.

Последнее время довольно часто слышу жалобы более старшего поколения на современную молодежь. Ни морали, ни нравственности. Распущенность процветает и властвует, никакого уважения. Ни к сверстникам, ни более старшим.
И банальная фраза, что "раньше такого не было". А когда это "раньше" было? Сколько лет назад, 10 или 50?
Ну, да. Система ценностей давно уже не та. Но, отнюдь, не современная молодежь в этом виновата. Молодежь лишь делала выбор из того, что уже было предложено.
***
Зашла на днях в книжный. Давно хочу найти одну повесть почитать. Разумеется, ее там не было. Зато, в самом центре зала, на всех, более-менее бросающихся в глазах витринах, с яркой надписью "Внимание, новинка!" стоят десятки экземпляров... Самой популярной среди подростковой среды книги... Нет, не "Мастер и Маргарита", и даже не "Отцы и дети"... Книги, которую, я надеюсь, никогда не прочитают мои дети -" Пятьдесят оттенков серого". Самый отвратительный во всей истории роман. Развратное чтиво, по интернет-продажам обогнавшее самого "Гарри Поттера". Ммммм... Что мы тогда хотим от молодежи, если кормим ее этим г***м? Если девочка-подросток вырастает на книгах, в которых две трети - описание постельных сцен. И книга эта популярна отнюдь не из-за красивой истории, а, как раз, из-за подробнейшего описания постельных сцен.
И дети в 12-14ть лет начинают читать пособия, как же это - правильно трахаться и совращать.
Как я рада, что росла на совсем других книгах. Которые мне, кстати, вовремя подсовывала моя мама, сумевшая оградить от подобной ереси.
А народ все же жалуется на молодежь. Может, как говорить, нужно "зрить в корень"?chitat-50-ottenkov-online

Шикаааарный стих) Автор неизвестен.

У меня — твоя фамилия,
у тебя — моя душа.
На ладонях судеб линия
стала общей, не спеша.

У меня — твоя бессонница,
у тебя — мои мечты.
Я тебе — жена, любовница
и покой средь суеты.

У меня — твои желания,
у тебя — мои грехи.
Я дарю тебе внимание
и бессонные стихи.

Наша нежность — в изобилии,
понимание — без слов.
У меня — твоя фамилия,
у тебя — моя любовь.

Плохая примета.

На кухне зазвонил телефон и приятная мелодия наполнила весь дом. "I like it..." из динамика телефона кричал Narkotic trust. Насте совсем не хотелось вылезать из-под теплого одеяла и брать трубку. Да и время было позднее, кто мог позвонить-то? С мамой она разговаривала незадолго до того, как забраться в кровать... Ну почему она не уехала жить к бабушке, а осталась в этом полуразвалившемся доме, где сотовая связь ловит только в самом дальнем углу кухни?... С таким недовольным бормотанием Настя все же выбралась из нагретой постели.
Звонила Юлька, одноклассница.
Ну да, как она могла забыть - сегодня суббота, в местном деревенском клубе дискотека, Юльку одну не пускают, нужно побыть сопровождением... А с другой стороны, нельзя же все время вести замкнутый образ жизни, избегая любых социальных контактов...
- Да, Юль, заходи через часок, я начинаю собираться, дверь не закрываю, потому что пока в душ, туда-сюда, могу не услышать стука, - и повесила трубку.
За этот час нужно было много успеть... Настя носилась по дому в поисках зарядки на телефон, расчески или лака для ногтей, круша и сбивая все на своем пути. И надо же было не заметить ненароком оставленную на полу коробку с книгами, еще не разобранную после переезда, о которую и она споткнулась, тут же, кубарем, полетев на пол.
Где-то в районе груди что-то тоскливо заныло: на левую ногу...примета плохая...может, лучше дома остаться?..
Но Настя, обладающая в свои пятнадцать лет весьма реалистичными взглядами на жизнь, загнала в самую глубь подсознания все эти глупые мысли о приметах.
Может, зря?... Нет, не пойти она не может - обещала однокласснице составить ей компанию. Да и из дома нужно выбираться не только в школу и на курсы журналистики. Но чувство тревоги не утихало.
Настя сейчас чувствовала себя очень напуганной. Из незаштореных окон пронзительно косилась зимняя ночь. Странно, и ни одного фонаря не горело во всей деревне. Только сейчас она поняла, что уже несколько минут стоит у окна, пристально вглядываясь в темноту улиц, сжав руки в кулаки у подбородка, будто в преддверии молитвы. Непонятное, необъяснимое чувство тревоги лишь нарастало.
Где-то пронзительно завыла собака. В свете луны было видно, с какой силой ветер раскачивает верхушки деревьев.
Невольно подумалось, что в такую погоду все же лучше остаться дома.
В доме стояла такая оглушающая тишина, что можно было отчетливо услышать бег стрелки часов по циферблату. Странно, всего пол девятого вечера, а казалось, будто уже глубокая ночь. Еще раз мелькнула мысль, что, может, ну ее, эту дискотеку?
Настя попробовала рассмеяться. Нет, ну как можно быть такой мнительной? Ну, что вообще за глупости, все эти приметы? Что она, маленькая что ли? В таком случае, нужно вообще было с бабушкой жить, раз ее так пугает одиночество! Вся эта мысль о том, чтобы жить совсем одной, казалась ей уже не такой хорошей, как в самом начале. А с другой стороны, - вглядываясь в черноту зимней ночи, рассуждала Настя, - с другой стороны, полнейшая тишина, полнейшая свобода действий...можно спокойно учиться, никто не беспокоится, когда поздно с курсов приезжаю... И в тоже время, ей вдруг мучительно захотелось, чтобы кто-то зашел и сказал, такое теплое и простое - "Привет!"
Старые деревянные стены очень хорошо пропускали звуки с улицы. Послышались шаги по скрипучему снегу. Неужели Юлька так рано?! - прошло минут двадцать после звонка подруги. Шаги растворились и пропали где-то в темноте ночи. Настя облегченно выдохнула - не ко мне! Почему-то кроме Юльки сейчас любой другой был бы нежелательным гостем. Тьфу, блин, о чем я думаю, - она выругалась, злая на себя за такие глупые мысли, - все, в душ, и жду Юльку! Так совсем с ума можно сойти! Что вечера творят с человеком... И закрыла за собой створки душевой кабины. Струи прохладной воды творят чудеса и из душа Настя вышла уже другим человеком. Отдохнувшая, бодрая, накинув на влажное тело пока только короткий шелковый халатик.
Взяла с полки любимый томик стихов. Повертела в руках маленькую книжечку. Сколько пыли на ней! Завтра нужно будет заняться уборкой. Дом старый, пыли много... Она осмотрелась: кое-где в углах начало появляться едва заметное кружево паутины; обои нужно будет повеселее наклеить, эти какие-то слишком мрачные, тоску нагоняют; цветы полить, пока совсем не засохли... Ее, не по годам, хозяйственные, мысли прервал резкий стук в дверь. Юлька! Она, облегченно выдохнув, крикнула подруге, чтоб заходила.
- Ну, что, идем таки задницы морозить? - Настя повернулась к подруге поздороваться...
Юльки в доме не было. На Настю оценивающим пьяным взглядом смотрел какой-то мужик лет 45-ти. Как-то весной он помогал бабушке на огороде. Значит, к ней.
- Вы меня испугали! Что вам надо?!
- Да я шел, смотрю, свет горит... Думал, бабка твоя приехала, ну, думаю, зайду, может, что помочь за бутылочку...
Нет. Ей сейчас меньше всего хотелось видеть у себя в гостях какого-то местного алкоголика и слушать его пьяный бред. Только вот как выгнать это тело со своей территории?
- Нет, бабушка здесь не живет.
- Так ты одна живешь что ли?... - взгляд его остановился где-то в вырезе тонкого халата, который больше демонстрировал фигуру, нежели прикрывал.
Сейчас она уже понимала, какую глупость сморозила несколько секунд назад...
- Уходите, ко мне сейчас друзья придут, - и выскочила в прихожую.
- Ну, все, все, ухожу! - потолки в доме были слишком низкие, и проговорил он эту фразу, почти вдвое наклоняясь над ней. Настя облегченно вздохнула от того, с какой легкостью ей удалось избавиться от нежелательного гостя. Она на личном примере, неоднократно, сталкивалась с, так называемым, деревенским "гостеприимством" - это когда запрется к тебе кто-то на огонек, и просидит до глубокой ночи, а выгонять своих соседей в деревнях не принято, в ввиду известной поговорки, что "ближний сосед лучше дальнего родственника"...
Уже на пороге он обернулся:
- Меня Андрюхой, если что, звать! - и протянул руку.
Насте стало тошно от одного его вида: стойкий запах перегара, который, очевидно, никогда не выветривается, вонь от немытого тела и давно не стираной одежды, все это дополняло грязные руки в ссадинах и заросшее щетиной лицо.
Что было потом, она не сможет восстановить в деталях. Только мимолетные обрывки жестов, слов. Рука оказалась завернута за спиной, его тяжелое дыхание, которое она ощущала затылком, и руки, мерзкие, грязные руки, которые сейчас блуждали где-то в области бедер, ощупывая каждый сантиметр ее тела. Ее тела, черт возьми! Сначала она пыталась кричать и вырываться, но вскоре пришлось оставить это бесполезное занятие - силы были не равны.
Единственная мысль, которая была сейчас в голове - это не допустить, ни в коем случае не дать ему сделать то, что он хочет. Она боялась. Боялась не только его, больше всего она боялась, что слабое сердце может не выдержать - страх захватывал ее всю, не позволяя дышать. Воздуха катастрофически не хватало. Неожиданно приятное тепло разлилось по всему телу - она теряла сознание.
В себя Настя пришла от пощечин, которые он наносил одну за другой, от переполнявшей его злости.
- Не притворяйся, я не дам тебе сдохнуть! - еще пощечина, - зная я вас, деревенских шлюх!, - она провела ладонью по подбородку - рука была в крови, которая стекала быстрыми струйками по уголкам рта, - ничего, поломаешься и дашь! - опять пощечина.
Странно, но боли она не чувствовала. Одна лишь накрывающая с головой усталость. Казалось, это сон, который вот-вот закончится. Еще немного выстоять, потерпеть, и все закончится. Главное - бороться. Некстати вспомнились слова брата, сказанные на прощанье перед отъездом в Москву - главное, не давай себя в обиду! Вот где он?! Как он мог ее одну оставить?! Вот если бы он сейчас был рядом... Глаза заволокло пеленой слез. Какой же беспомощной она себя сейчас чувствовала!
В его глазах она сейчас видела только похоть и ярость. Сколько раз потом, когда пересматривала произошедшее во сне, когда ненароком, случайно, воспоминания захватывали ее, она вспомнит этот взгляд.
Опять щеку обожгла пощечина. Обожгла. Не к месту мелькнула мысль, что она все же еще что-то чувствует. Но эта пощечина дала ей силы бороться дальше. Вспомнила все, чему ее учил брат. Резкое движение, и вот он согнулся от боли в паху. Этого хватило, чтобы вырваться и дать себе перерыв хотя бы в несколько секунд. Сверкнуло лезвие ножа. Резкая боль в ноге, ниже колена. Она удивленно посмотрела на новую струйку крови. Боли и страха не было. Интересно, шрам скоро затянется? Неожиданно он оказался у нее за спиной, нож - у шее. Она замерла. Зачем-то посмотрела на часы - прошло всего минут десять. И эти минуты казались ей вечностью. Рука, сжимавшая нож ниже ее подбородка, дрогнула. Неощутимо, но она успела это заметить. Заметить и перехватить нож. Удар. Потом еще. И еще. Сколько всего было ударов, она не помнила. Хотя, такие вещи нужно вообще стирать из памяти. Совсем. Окончательно. Стирать все, что было до и после. Она чувствовала какое-то удовлетворение от того, как мягко лезвие входило в его плоть. Еще раз, последний, и вот он уже сползает на пол без сил. Настя опустилась в след за ним. Рука угодила во что-то мокрое и красное. Да тут целые лужи крови, не скоро отмоют, - это последние мысли, которые успели мелькнуть в голове до того, как она, свернувшись в клубочек, не найдя даже сил отползти от этого тела, заплакала.
Потом появилось какое-то оцепенение. У него из кармана торчала пачка сигарет. Настя вспомнила, что мама всегда курила, когда расстраивалась, или когда у нее болел зуб. Точно! Сигарета ей сейчас должна помочь. И закурила. Потом еще. Потом нашла в себе силы подняться.
Пол кухни был залит кровью. Его кровью. Она только что убила человека. Сколько раз она его ударила? Три? Десять? Смотрела на его посиневшие губы. Закурила опять.
Потом ее накрыл какой-то туман. Все казалось таким далеким, невероятным - это могло произойти с кем угодно, только не с ней. Не мог вечер закончиться вот так вот - на кухне мертвый человек, пытавшийся несколько минут назад ее изнасиловать и лужа крови, которая становилась все больше и больше. И угнетающая ее сознание тишина.
Потом закурила опять. И опять. Присела на кровать, до которой он все же не сумел ее дотащить и расплакалась. Она нашла в себе силы, она справилась с ним, она не дала ему сделать то, что он хотел, но какой ценой...
До боли захотелось, чтобы сейчас рядом был папа или брат. Они бы защитили ее. Ничего бы сейчас этого не было.
Стук в дверь отвлек ее. Теперь это точно была Юлька. Стук становился все настойчивее, а открывать не было никакого желания. Настя выключила еще и мобильный телефон. Хотелось уснуть крепко-крепко и уже никогда не просыпаться, потому что забыть весь этот кошмар она не в силах.
Бабушка часто жаловалась на бессонницу, поэтому в ее аптечке всегда находилась пачка, а то и две, снотворного. Настя выпила сначала одну таблетку, потом еще пару. Потом рука потянулась за чистым листком бумаги. "Мама, прости меня, пожалуйста. Я очень люблю тебя." И такую же записку брату. Брату, который сейчас не смог быть рядом. Который не защитил. Потом поставила точку и увеличила дозу снотворного. Сколько всего было таблеток? Десять или двадцать и зачем она это делала - никогда не сможет ответить. Просто было страшно и больно. Больно так, что не оставалось сил для дальнейшей жизни.
***
Нежно-розовые обои на стенах. Она вспомнила, как подкалывала Диму, что такие обои слишком розовые для жилища холостяка. И принялась изучать узор. Вон там, чуть выше спинки дивана, четверостишие. О том, как иногда бывает тяжело, но чтобы не случилось, нужно верить в чудо. Она сама его написала около года назад. Когда впервые приехала к своему другу после того, как от него ушла жена, забрав маленькую дочь.
Настя ничего не понимала. Как она здесь оказалась? Воспаленный последними событиями мозг отказывался напрягаться и давать ответы на интересующие ее вопросы. Сильно кружилась голова, а когда попыталась приподняться с дивана, едва не стошнило.
- Очухалась? - голос прозвучал грубо и слегка угрожающее где-то из-за спины. Знакомый голос. Но при попытке хоть чуть обернуться к горлу сильной волной подкатило ощущение тошноты. Настя оставила бесполезные попытки хоть как-то двигаться - каждое движение, каждый жест сопровождался головокружением и сильной тошнотой.
- Вижу, что очухалась, - она узнала этот голос. Дима. Самый близкий человек здесь, в этом городе. Тогда почему так грубо, с нотками презрения, если даже не ненависти?
- Дима, что со мной? - хотя, Настя сомневалась, что приятель услышал ее вопрос - даже в пустой квартире ее голос звучал едва слышно, очевидно, от слабости.
- Я думал, это ты мне расскажешь, - он присел на край кровати, - ты вообще что-нибудь помнишь, до того, как попыталась с жизнью расстаться? - в голосе улавливались нотки злости и насмешки.
- Я... Нет, не помню... - и как 25-й кадр, неожиданно мелькнула картинка - нож, лужа крови, чье-то тело... Настя испуганно закричала.
- Это все правда? Все, что было со мной - правда?? - от страха появились силы приподняться к кровати и даже устоять на ногах, - Дим, это правда?
- Ну, тиши ты, иди сюда, - он притянул ее за руку обратно в кровать, - тебе нельзя вставать, - теперь его голос звучал теплее, - я сам сейчас в шоке от того, что ты творишь...
- А что я делаю у тебя?
- Странные вопросы ты задаешь, вместо "спасибо"! За такое, как правило, в психушку на полгода, минимум! А ты почти что дома! Хотя... Опоздай я минут на двадцать, ты бы сейчас со мной тут не сидела.
***
Диме позвонила Юлька, обеспокоенная тем, что Настя не открыла дверь, хотя планировали провести вечер вместе. И еще рассказала, что, возможно, ей показалось, но из дома были слышны какие-то звуки, будто плач. Этой информации Диме было предостаточно для того, чтобы завести машину.
Дверь была заперта изнутри, что лишь подтвердило его опасения. Ну, а дальше все просто - выломал дверь, на кухне какой-то мужик, весь в крови, сидит на корточках, курит, в другой комнате Настя... Без сознания, рядом пустая пачка из-под снотворного, и записка, всеобъясняющая. А дальше звонок сестре, работающей хирургом в местной больнице и просьба, неофициально, без протокола, выслать бригаду. Затем Настю в машину, и встречать "скорую". Это все было три дня назад.
- Так он жив?... - Одно было не понять, радовало ее это в тот момент, или нет.
- Кто его знает, урода этого... - и несколько непечатных выражений, - с ним уже поговорили.
То, каким тоном Дима произнес слово "поговорили", дало понять, что с ним меньше всего "разговаривали".
- В общем, поправишься, я тебя к маме отвезу, в Москву. Уже весь ваш поселок знает, а что не знает, то сами додумывают - Юлька постаралась.
***
Потом, несколько месяцев спустя, проснувшись ночью на съемной квартире брата, она вспомнит каждую мелочь, каждое слово, каждый жест. И нож, который она, своей рукой, направляет на человека. Проснется потому что вся подушка будет мокрой от слез. И так уже который месяц. Одни и те же сны.

***
На кухне курит Ромка. Один из очень хороших друзей брата. Он знает, что произошло с Настей. Знает, почему у нее сейчас опухшие и красные от слез глаза.
- Скажи, вот о чем ты тогда думала, когда таблетки пила?
- Не знаю, мне было страшно. Очень страшно. От того, что я могла поступить так с живым человеком...